Реконструкция Ижорских заводов в XVIII веке

«Пароходостроение»

Многие сотни лет деревянные корабли под белыми парусами бороздили просторы морей. На них отважные мореходы обогнули Землю, проникли в арктические и антарктические ледяные моря, исследовали побережья всех материков, открыли в океане почти все острова.

Однако наступил XIX век – век транспорта в истории человечества, когда в разных странах стали появляться «смешные сооружения с дымной, стучащей, то и дело ломающейся паровой машиной и неуклюжими гребными колесами». Это были пароходы – представители первого парового транспорта, появившегося на земле. Никто и не думал тогда, что они станут соперничать с парусными кораблями.
Пожалуй, первым пароходом, спущенным на воду, о котором широко известно в истории, был маленький пароходик «Пироскаф», построенный во Франции в 1783 году. Его паровая машина была настолько слабая, что даже при максимально развитой скорости он был способен лишь обогнать неторопливо идущего по берегу пешехода.

А 1807 году упорный американский изобретатель Роберт Фултон после многочисленных попыток и испытаний, построил первый в мире колесный пароход «Клермонт», который начал курсировать по реке Гудзон из Нью-Йорка в Олбэни со скоростью 5 узлов (~ 9 км/час).

После этого очень скоро паруса были вытеснены паровой машиной, т.к. при всех своих недостатках пароходы обладали важным достоинством: скорость их движения не зависела от направления и силы ветра.

А недостатки имелись еще достаточно долго. Пароходы начала века были деревянные и очень тяжелые, имели большую осадку, часто становились на мели. Грузов перевозили немного, т.к. приходилось брать с собой большое количество дров для работы парового двигателя. Шли по реке медленно, а с грузом еще медленнее.

К началу XIX века и в России созрели все необходимые исторические предпосылки для использования паровой машины в качестве судового двигателя. Первая половина XIX века примечательна в истории отечественного судостроения и судоходства коренными нововведениями. В этот период в России были созданы первые пароходы, еще далекие от совершенства, но все же положившие начало паровому судоходству. Работы в этом направлении велись параллельно, но независимо и почти одновременно в Петербурге и на Урале.  Важную роль в развитии пароходостроения на северо-западе сыграл Ижорский завод.

Применять паровые машины Ижорский завод начал уже в 1813 году- была изготовлена землечерпательница с паровой машиной в 15 лошадиных сил, ее использовали для очистки Кронштадтской гавани, а несколько позднее построил еще одну — для углубления дна реки Ижоры.

Вместе с изготовлением на заводе паровых машин началась постройка и паровых судов. В 1816 году завод построил первый колесный пароход русского флота «Скорый» с паровой машиной в 32 лошадиных силы. В 1819 — 1826 годах строились пароходы «Проворный» с паровой машиной в 80 лошадиных сил и «Ижора» с паровой машиной уже в 100 лошадиных сил. Длина колесного парохода «Ижора» составляла 46,83 метра, ширина без обшивки — 6,7 метра, осадка — 4,1 метра. Вооружение судна состояло из восьми 6-фунтовых карронад.

Пароход был заложен на Ижорском заводе 16 октября 1824 года, спущен на воду — 4 мая 1826, а в 1829 году был введён в состав Балтийского флота России. Сохранилась история службы парохода «Ижора». Первое продолжительное плавание в открытом море пароход совершил в Стокгольм, после чего в июле 1831 года перевез в Штетин гостившего у императора Николая I прусского принца Карла со свитой.

С мая по июль 1834 года в сопровождении фрегатов «Кастор» и «Паллада» совершал плавания в МемельСвинемюнде и Пиллау с на принцем и принцессой Пруссии на борту.

В августе 1835 года Николай I предпринял на пароходе морскую поездку в Шведт с целью встречи с австрийским императором и прусским королем, но разыгравшийся шторм, сорвал планы императора, вынудив пароход вернуться от Ревеля в Кронштадт.

В 1837 году пароход подвергся тимберовке на Охтенской верфи, а в 1854 году — вторичной тимберовке в Кронштадте]. В 1862 году пароход «Ижора» был продан на слом.

К началу 40-х годов Ижорский завод расширяет кораблестроительные мастерские. В 1833 году на заводе создали механизмы для пароходов «Александрия» в 90 лошадиных сил и «Геркулес» в 220 лошадиных сил. На пароходе «Геркулес» впервые в России и на 7 лет раньше, чем в Англии, была установлена машина прямого действия с кривошипно-шатунным механизмом. Это была первая в мире удачная для пароходов паровая машина без балансира. Длина парохода «Геркулес» составляла 53,34 метра, ширина без обшивки — 9,75 метра, осадка — 5,18 метра. На испытаниях в сентябре 1832 года скорость судна составила 7,75 — 8,25 узла. Вооружение парохода в разное время состояло от 22 до 24 орудий.

 Вслед за этим изготовили еще более мощную паровую машину для крупного фрегата «Богатырь», строившегося на Адмиралтейском заводе. На фрегате, кроме обычных 24 бортовых пушек, установили на носу и корме еще две бомбические пушки на поворотных площадках.

Если для пароходов «Проворный», «Ижора», «Богатырь» паровые котлы изготовлялись из медных листов, то уже в 1848 году на заводе началось производство железных котлов. Это являлось большим достижением, так как до этого котлы такого типа в России не изготовлялись.

Большой спрос на железные котлы потребовал создания новой котельной мастерской. Близ котельной на берегу Ижоры возвели деревянный эллинг, где строили железные палубные баржи для Петербургского порта. В 1863 году на этом эллинге был построен первый железный пароход «Нарев» с 15-сильною паровою машиной для действий на реке Висле.

В следующем году спустили на воду пароход «Механик» и два винтовых железных баркаса «Лот» и «Лаг» для научных работ на Балтийском море.

Развернулись работы по строительству паровых машин для больших военных кораблей, заложенных на кронштадтских и других верфях. В 1863 году ижорцы изготовили паровую машину в 800 лошадиных сил для линкора «Севастополь». Изготовлялись также мореходные инструменты, физические и математические приборы, компасы, барометры, астролябии.

В конце XIX века наступил новый этап в развитии мирового судостроения. Он вызвал перестройку и дальнейшее расширение Ижорского завода. В 1899 году завод освоил производство брони, построил броневую мастерскую, установил пресс давлением 5000 тонн и прокатный стан в 7000 лошадиных сил. На заводе расширялось производство различных видов стали, изготовление пушечных гильз. Развернулась постройка миноносцев. Только с 1889 по 1903 год их было построено 19. В этот период начал рельефно вырисовываться профиль завода как завода по производству качественных сталей и брони. Заняв первенство по броневому и стальному производству, завод на протяжении многих десятилетий с честью несет славу лучшего сталевара страны.

 

«Ижорский кирпич»

Значительное строительство в Петербурге, как частное, так и казенное, требовало большого количества строительных материалов. В начале XVIII в. кирпич ввозился в Санкт-Петербург  морем  через Любек или производился приглашенными из Голландии мастерами.  После 1720-го года были открыты первые кирпичные заводы и кирпич стали производить русские мастера. Во второй половине XVIII в. известно более 18 кирпичных казенных и частных заводов в городе и в его окрестностях.

Наибольшая часть кирпичных производств находилось в  Санкт-Петербургском уезде в районе с. Усть-Ижора на Неве в устье р. Славянки, на правом берегу  Невы в Ново-саратовской колонии (позднее называемой Уткина заводь) и в Шлиссельбургском уезде в устье р. Тосно. Песок и глина для кирпича обычно добывались на арендованных территориях вблизи заводов. Эта земля была богата разного рода глинами, годными для выделки кирпича, горшечных и лепных изделий. Самой распространенной была красная, а также сизая глина, залегающая в местности р. Ижоры и придающая кирпичу красный цвет. Синяя ижорская и невская, а также сизая невская глины давали кирпичу красноватый оттенок, белая ижорская глина – беловато-желтый, ижорский «ил» — розовый, тосненская зеленая – розово-желтый цвет. Кроме кирпича промышленность строительных материалов Петербурга и его района выпускала, камень, черепицу, изразцы, гонт, известь, цемент, пиломатериалы.

Кирпичный завод на территории Адмиралтейских Ижорских заводов в Колпино был устроен в 1760 году. Ижорский кирпичный завод, как и некоторые другие крупные заводы, выпускал строительный и огнеупорный кирпич как для собственных нужд, так и на продажу. Материалы с Ижорских заводов поставлялись для  строительства таких известных архитектурных шедевров, как Адмиралтейство и  Павловский дворец: «На отправление в Павел Луст с Ижорских заводов кирпича и лесов по определению Государственной Адмиралтейской коллегии из казначейской экспедиции три тысячи рублев сего февраля, 10-го числа, получил и об оном Вашему высокографскому сиятельству сим покорнейше рапортую. Мелнишных дел мастер Антип Дмитриев», 12 февраля 1781 г. В 1782 г. для построек в селе Павловском было поставлено из Колпина полтора миллиона штук кирпичей и необходимый строевой лес. А при перестройке Адмиралтейства в начале XIX в. большую часть уже существующих каменных стен оставили, а для новых в 1806 г. доставили кирпич с Ижорских заводов.

До XIX в. техника производства кирпичей оставалась примитивной и трудоёмкой. Формовали кирпичи вручную, сушили исключительно летом, а обжигали в напольных печах-времянках, выложенных из высушенного кирпича-сырца. В середине XIX века была построена кольцевая обжиговая печь, а также ленточный пресс, обусловившие переворот в технике производства. В конце XIX века стали строить сушилки. В это же время появились глинообрабатывающие машины: бегуны, вальцы, глиномялки.

С 1874 года на Ижорском кирпичном заводе начал выпускать огнеупорный кирпич, а красный — с 1899 г. Появившиеся в Колпине в начале XX в. здания из красного ижорского кирпича — жилые дома, магазины, школы, больница — служат горожанам и сейчас.

В середине XIX века на петербургских кирпичах появляются клейма. Связано это было со стихийным переходом кирпичного производства в частные руки: на смену десятку казенных заводов приходит более полусотни частных (62 завода в 1860, 82 завода в 1903 году). С 1850-х и до 1920-х все произведенные кирпичи петербургских заводов получали клеймо-отпечаток с металлической (иногда керамической) матрицы, прикреплявшейся к дну формы или к формовочному столу. Обломки таких матриц находят в местах расположения кирпичных заводов, на р.Ижоре, в Стрельне. На матрицах были оттиснуты фамилия (чаще только инициалы) владельца кирпичного завода или название акционерного общества-владельца, реже – название завода, наконец, совсем редко клейма представляют собой рисунок-символ, «логотип», обычно соответствующий названию завода. Так кирпичи, изготовленные на Ижорском заводе, имели клеймо с изображением якорей (как симметричных, так и одинарных) и буквами «А.И.З.» (Адмиралтейские Ижорские Заводы) или «У.И.З.» (Управления Ижорскими Заводами).

Для частных кирпичных заводов земли предоставлялись бесплатно, под обязательство делать не менее 1 млн кирпичей в год, при этом Приказ каменных дел отказывался принимать на казенные стройки кирпич от частных заводов. В 1860 в Санкт-Петербурге и ближайших окрестностях действовали 60 частных кирпичных заводов. Наиболее крупные из них принадлежали купцам: известны династии кирпичных заводчиков Беляевых (Б. Ижора, Рыбацкое), Лядовых (Усть-Славянка, Новосаратовка), Кононовых (Усть-Ижора). Самые старые заводы — крестьян Захаровых на р. Ижора существовали с 1790. Василий Ефимович Захаров (1826-82) унаследовал вместе с братом «старый» завод 1790 года в селе Усть-Ижора от отца Ефима Кузьмича, который был старшим сыном основателя династии заводчиков Кузьмы Захарова. В.Е.Захаров (клеймо «В.З» с номером и без него) полностью модернизировал завод в 1882-4гг. и передал свое дело сыновьям Александру и Михаилу (всевозможные клейма «МЗ» в сочетаниях с точками, номерами и рамками, «М.В.Захаровъ»). Вообще, в XIX в.  функционировало одновременно четыре завода семьи Захаровых. К началу ХХ в. Александр Васильевич Захаров стал потомственным почетным гражданином города, его наследники выпускали кирпич с клеймом «Колпино» до 1917